Сказки народов мира

Вернуться на главную | Регистрация | Вход | Воскресенье, 28.05.2017, 02:14

BannerFans.com
Меню сайта








ОКОЛДОВАННАЯ СИРОТКА

Жила-была девочка, цыганочка-сиротка.
Жила она у старой колдуньи в избушке на курьих ножках. Колдунья на нее нарадоваться не могла: добрая душа была у девочки, все делала, что старуха ее просила. Одно только и печалило колдунью, что была сиротка некрасивой, как цветок невзрачный. И видела колдунья, как мучилась девочка из-за этого, и решила помочь ей. Прочитала она колдовские заклинания, вставила сиротке вместо глаз два изумруда, а вместо губ – кораллы, а потом и говорит:
– А ну поворотись, милая.
Повернулась сиротка и сразу сделалась такой красавицей, что ни в сказке сказать ни пером описать.
И так нравилась колдунье сиротка, что втайне думала она обучить ее колдовскому ремеслу. Ждала только колдунья, когда вырастет девочка.
На ту пору случилось так, что мимо избушки на курьих ножках проезжал князь. Видит – возле крыльца девочка стоит, да такая красивая, что глаз не отвести.
– Зайди в дом, красавица, принеси водицы, – попросил князь, – а то пить хочется.
Забежала сиротка в дом, зачерпнула ковшиком водицы и принесла князю. Тут обратил князь внимание на то, что девочка одета плохо, по-нищенски: такие на ней лохмотья, что, того и гляди, рассыплются.
– Девочка, милая моя, хочешь я тебя одену и обую?
– Спасибо, добрый человек, – проговорила девочка, – спасибо за доброту да за заботу твою, но не надо мне ничего.
А князь не унимается.
– А может, ты хочешь на тройке моей покататься? Посмотрела девочка на княжескую карету и не смогла устоять.
– Только недолго, добрый человек, – попросила она, – а то скоро тетушка моя придет, станет искать меня да беспокоиться.
Ударил кучер кнутом, кони взвились и понеслись прямо к княжеским хоромам. Как увидела девочка богатство да роскошь такую, сразу забыла и про тетушку-колдунью, и про избушку на курьих ножках, и про жизнь, которой жила до сих пор. Обступили тут сиротку служанки, мамки да няньки, стали за ней ухаживать. Помыли, причесали, одели девочку в дорогие одежды, и стала она пуще прежнего красавицей.
– Будет она мне любимой дочерью, – воскликнул князь.
Хватилась колдунья – нет девочки, цыганочки-сиротки. Звала, звала, аукала – ничего. Начала колдунья ворожить и узнала о том, что без нее в избушке на курьих ножках князь побывал да цыганочку в свой дом увез. Обиделась колдунья и решила пойти к князю. Является. Стучит в ворота, а ворота на запоре. Зовет колдунья слуг, а те ее в хоромы не пускают:
– Куда прешь, старая ведьма?
Слыханное ли дело, чтобы нищие к князю ходили...
– Да у него моя сиротка.
Он похитил ее у меня.
– С ума ты сошла, старуха!
Да за такие слова тебя и повесить могут. Убирайся отсюда, пока цела.
Так и ушла колдунья ни с чем. Ушла, да обиду затаила.
Проходит время. Расцвела сиротка, как тюльпан весной. Превратилась она в красавицу-девушку. Князь смотрит и не налюбуется. И взял князь ее в жены. Крепко он ее любил за красоту да за доброту. Жили они дружно, в согласии, в радости и спокойствии.
А прошел год, и родила сиротка сына. Решил князь на радостях пир устроить.
Созвал гостей со всей округи, знатных да богатых. Хотелось князю наследника своего показать.
Узнала о пире и колдунья.
И вот, едва наступил вечер, она, сотворив заклинания, повернулась вокруг себя и оборотилась заморской красавицей. Вышла колдунья из избушки на курьих ножках, свистнула, и подкатила тройка вороных чудо-коней, запряженных в карету... Прикатила колдунья на пир, а он уже в самом разгаре. Пьют гости, веселятся, хозяйкой восхищаются, сыном княжеским не налюбуются.
Пир уже стал к концу подходить.
Устала сиротка от шума да от веселья, вышла из хором и пошла к пруду, где любила она по вечерам бывать. Подходит к ней колдунья и говорит:
– Жарко тебе, красавица?
А ты пойди окунись, легче станет.
Послушалась сиротка колдунью, вынула глазки свои изумрудные, чтобы не потерять, и бросилась в воду.
А колдунье только того и надо было. Утащила она глазки изумрудные да губки-кораллы, повернулась вокруг себя и снова превратилась в старую колдунью. Выходит сиротка из воды, глядь – нету глазок изумрудных да губок коралловых. Посмотрела сиротка в пруд и отшатнулась: из воды глядело на нее некрасивое лицо. Заплакала сиротка:
– Как же я теперь на глаза князю покажусь? Не узнает он меня, а если узнает, то разлюбит.
– Не печалься, сиротинушка моя, – говорит ей старая колдунья, – иди со мной.
И тут сиротка вспомнила, что она уже где-то видела эту старую женщину. И она пошла за ней следом, и привела ее колдунья в избушку на курьих ножках.
Хватился князь – нет нигде жены. Пропала, как сквозь землю провалилась. Поднял он слуг. Принялись они по всей округе бегать да княжескую жену искать – не могут найти. Во все концы князь гонцов разослал, награду огромную обещал тому, кто жену его отыщет. Но и гонцы ни с чем возвратились. Пошел тогда князь к известному колдуну и сказал ему о своем горе.
– Если поможешь мне, то я награжу тебя щедро: и детям и внукам твоим хватит.
– Дам я тебе, князь, клубок шерсти, – ответил колдун, – брось его перед собой, будет ниточка разматываться, а ты иди за ней. Приведет тебя клубок к тому самому месту, где жена твоя находится.
Взял князь клубок из рук колдуна и отправился в путь-дорогу. Катится клубок, катится, разматывается ниточка шерстяная, а князь идет сзади, не отстает. Клубок через поле – и князь за ним, клубок через лес – и князь туда же, клубок через речку – князь вплавь пускается. Износил князь свои сапоги, босиком пошел, уже ноги в кровь изодрал, а клубок все катится и катится. И когда клубок уже совсем размотался, выбежал князь на поляну и увидел перед собой избушку на курьих ножках. Тут князь упал замертво от усталости.
Выбегают колдунья и сиротка из избушки. Как увидела сиротка князя, залилась горькими слезами, поняла, что он ее ищет. Упала сиротка перед колдуньей на колени, стала молить ее:
– Бабушка, верни мне моего мужа, люблю я его больше жизни, сделай меня такой, какой я прежде была, чтобы и он любил меня. Я тебя никогда не забуду.
Жалко стало колдунье девочку.
Повязала она ей передничек, положила в него глазки изумрудные да губки коралловые, пошептала заклинания и говорит; – Ну-ка надень!
Надела сиротка глазки и губки.
– А теперь повернись два раза.
Повернулась сиротка и такой стала красавицей, еще краше, чем была. Одежда на ней золотом сияет, на руках браслеты, в ушах серьги драгоценные.
Плеснула колдунья на князя живой водой, и встал тот живой да невредимый. Осмотрелся вокруг, видит: жена его стоит. Бросились они друг к другу на шею да сразу обо всем на свете забыли. Так домой к князю и ушли, обнявшись и не сказав колдунье ни слова. Обиделась колдунья на них и черную злобу затаила.
Живет князь с женой своей в радости да веселье. Сын у них подрастает потихонечку. Все хорошо, да однажды заболела княжеская жена. Лучших лекарей со всего света созывал князь – ничего не помогло. Околдовала колдунья сиротку злыми чарами – так и умерла она.
– Не захотела ты со мной живой жить, – проговорила колдунья, – так хоть я к тебе к мертвой приходить буду.
Долго тосковал князь, да слезами горю не поможешь. Выстроил он для жены своей хрустальную часовню, гроб там на золотых цепях повесил, а когда тоска его брала, приходил он к ней, подолгу сидел возле мертвой жены и смотрел на нее. А она и мертвая, как живая, лежала, словно уснула ненадолго и сейчас встанет, и все будет по-прежнему. Но шло время, а сиротка не вставала.
Пока сын князя и сиротки маленьким был, не давал князь ему в часовню ходить, на мать смотреть, но пришло время, и не мог уже князь удерживать мальчика, который хотел на мать хотя бы глазком одним взглянуть. А мальчику в княжеском доме ни в чем отказа не было. Наказал князь прислуге, чтобы та сыну не перечила, что ему захочется – пусть берет.
Как-то раз пошел княжеский сын на кухню, видит – корзина с яйцами стоит. Начал он с ними забавляться, да все и переколотил. Только одно осталось. Посмотрел княжеский сын на это яйцо, а оно все насквозь светится, словно из хрусталя сделано. И взяла мальчика горе-тоска.
– Поедем к маме, отец, хочу я ее повидать! Нечего делать, пришлось князю согласиться. Велел он запрячь пару лошадей. Едут они с сыном, едут. Приезжают к часовые. Открывают хрустальную дверь, и мальчишка сразу к матери. А она лежит, как живая. Стал княжеский сын яичком хрустальным по лицу матери своей катать: по одному глазу прокатит – глаз открывается, по другому прокатит – другой открывается. По руке яичком прокатит – рука поднимается, а потом но сердцу провел – забилось сердце, и встала сиротка из гроба, как будто и не было тех лет, что она мертвой в гробу лежала.
Разрушились чары старой колдуньи. Тут и сама колдунья объявилась:
– Ладно, девочка моя, больше я тебя мучить не буду, живи, как жила, раз тебя сын твой нашел.
Упала тут сиротка перед колдуньей на колени:
– Ты прости меня, бабушка, ведь это я сама виновата, что все время забывала о тебе, радуясь своему счастью. Теперь этого больше не будет!
Закатил князь на радостях пир на весь мир.
Со всех концов земли князей да царей созвали, а на самое почетное место колдунью усадили. А та, чтобы народ не пугать видом своим, повернулась вокруг себя два раза и превратилась в заморскую красавицу, да такую, что сам царь на балу за ней ухаживал.
Попировали, попировали да разошлись, а князь с женой и с сыном стали жить да поживать припеваючи.
И старую колдунью у себя в хоромах оставили и больше в избушку на курьих ножках не отпускали.
Заглавное меню
Искать


Опрос мнения
Читаете ли Вы художественную литературу?
Всего ответов: 141
Приглашаем посетить:
  • Фразеологизмы и крылатые фразы
  • Интересные притчи
  • Вымышленные существа
  • Славянская мифология
  • Интернет-мошенничество
  • Истории самоубийц









  • При копировании материалов сайте, пожалуйста, оставляйте ссылку на нас. Chance23 © 2009 - 2017